рус қаз
Меню
О ЛЮДЯХ ГОРЬКОЙ СУДЬБЫ И СИЛЬНОЙ ВОЛИ

80 лет назад, 11 января 1931 года со страниц газеты "Правда" раздался один из самых зловещих призывов того времени: "Объявить кулачеству войну не на жизнь, а на смерть, и, в конце концов, смести его с лица земли". В результате объявленной войны свыше двадцати миллионов человек потеряло свой дом.               На территорию Центрального Казахстана, в соответствии с решением ЦК ВКП(б) от 20 февраля 1931 года было вывезено около полумиллиона человек. На первых порах под усиленным конвоем в Акмолинск доставили только работоспособных мужчин. В течении трех месяцев они построили временную железную дорогу от Акмолинска до Караганды. Дневная норма работы для строителей железной дороги была 8 тонн грунта, зимой и летом. Инструмент - тачка, лом, кирка, совковая лопата. Не выполнившим норму урезали паек и люди падали замертво. Могилы им не копали, а клали прямо в железнодорожную насыпь, так что эта железная дорога буквально на костях стоит. Начиная с июня 1931 года в Акмолинск начали прибывать под охраной ОГПУ эшелоны с семьями "раскулаченных". Везли их по жарким степям в наглухо закрытых вагонах, где для всего вагона стояла одна туалетная бочка, а норма питьевой воды была - кружка в сутки. Ехали в тех вагонах беременные женщины, кормящие матери, дети, старики. Уже в вагонах люди стали умирать, и покойников везли вместе с живыми до места назначения. На южной окраине Акмолинска скопилось тогда столько народа, что власти оказались не в состоянии обеспечить их не только продуктами питания, но даже питьевой водой. Люди начали умирать от голода, жажды и болезней. По временной железной дороге из Акмолинска в Караганду 10 июля 1931 года прибыл первый эшелон с семьями спецпереселенцев.Карагандинская область была местом ссылки множества людей. На ее территории были расселены  50768 семей    бывших кулаков. Более 55% из них – 28252 семьи,  были направлены на территорию Осакаровского района.       Прибывшие спецпереселенцы были размещены в голой степи. Были созданы номерные спецпоселки 1,2,3,4,5,6,7,8,9,10,11,24,25. Обитателями этих обсерваций стали «раскулаченные» со всего Поволжья, Пензенской, Тамбовской, Курской, Воронежской, Орловской областей, с Харьковщины и Оренбуржья. До 1934 года всех отправленных в "кулацкую ссылку" официально именовали "спецпереселенцами", в 1934—1944 годах — "трудпоселенцами" и после — "спецпоселенцами". Административное управление спецпоселками осуществлялось районными и поселковыми комендатурами НКВД. Коменданту подчинялось все население спецпоселка, без его разрешения никто не мог переехать из барака в барак или отлучиться за пределы поселка на срок свыше 24 часов. Сотрудники НКВД имели право в любое время суток проверить наличие проживающих в поселке людей. Главы семей спецпоселенцев отмечались в спецкомендатуре. На каждого спецпоселенца заводилась карточка учета в 3-х экземплярах и личное дело. Для предотвращения побегов все личные документы изымались и выдавалась справка единого образца. Коменданты имели широкие дисциплинарные права — от штрафа до арестов и привлечения к уголовной ответственности. Обжаловать их решение было практически невозможно. Спецпоселенцы были заняты, в основном, физическим трудом. К тяжелым условиям труда и быта добавлялся и моральный гнет -ограничение в правах. Спецпоселенцев не призывали в армию, не принимали в члены профсоюза, их участие в выборах депутатов допускалось только на районном уровне. Долгие годы  на исследования темы спецпереселенцев был наложен запрет, табуировались такие понятия , как «репрессия», «трудовые лагеря», «принудительный труд», «спецпереселенцы». Правды о коллективизации были крохи. Лишь что-то проскальзывало в романах и повестях писателей-деревенщиков. На эти темы при детях ничего не говорили. Только в конце 80-х и начале 90-х годов прошлого века стали появляться материалы на тему спецпересленцев. На страницах областной газеты «Индустриальная Караганда» и районной газеты «Сельский труженик» были опубликованы спецпереселенческая быль «За что?» Д.Чирова, «Читая записки отца» карагандинского краеведа Ю. Попова, воспоминания спецпереселенцев М. Хиловой, М. Батищева, М.Смирновой, Г.Сонновой и многих других.   В 2005 году в Белгороде  вышла в свет первая книга трилогии-воспоминания «Спецпереселенцы» уроженца села Колхозное, почетного гражданина Осакаровского района писателя Н.Е Никитина. Это, по сути, единственная книга, в которой автор рассказал о трагедии   1931-1933 годов на осакаровской земле, унесшей десятки тысяч жизней. Это боль о сосланных в казахские степи русских крестьянах, репрессированных народах… Страшная, трагическая сага о том времени. История книги настолько типична в описании событий, что если  заменить фамилии и некоторые названия мест, откуда выслали людей, то каждая семья высланная в качестве «врагов народа», может сказать – это моя история, это история моих родных. А начиналась трагедия так. «Проехали от Акмолинска сотню километров – остановка. На видневшемся из окна вагона сарае вывеска: «Осакаровка». Загромыхал снаружи запор и дверь со скрипом раскрылась. В проеме в пелене дождя показалась голова конвойного. Он визгливо скомандовал: «Выгружайтесь!» И закишело все вокруг. Люди прыгали из вагонов под проливным дождем, кто в чем одетый: в кофтах, старых платьях, в пальто, зипунах. Все помятые, все ставшие вдруг старыми. Взрослые, еще не совсем обессиленные, стали снимать на руках стариков, детей. Выносили мертвецов, чтобы тут же, возле железной дороги похоронить. У большинства прибывших были сундуки, их устанавливали рядом, приспосабливая для укладки на них детей. В измученных лицах вышедших стояла черная тоска и отсутствие какой-бы мысли, как у безропотной скотины, которую ведут на бойню. Людское горе не беспредельно. Уже не слышно ни стонов, ни криков, ни плача. Люди отупели за трехнедельную дорогу. Семьи и скарб были погружены на подводы. Вскоре обоз тронулся в глубь казахстанских степей. Угнетенные одной мыслью -куда их везут,- все молчали.     Двадцатикилометровый путь до первого населенного пункта, состоявшего из пяти недостроенных дерновых домов, обоз преодолел только к обеду и остановился и пологого берега реки. Поступила команда выгружаться. Ехавший на двуколке начальник вбил кол с табличкой «Поселок № 8». Мужчины стали по очереди копать норы. Женщины тем временем нарвали камыша и нарезали тальника. Ямы перекрыли срубленными небольшими речными ивами, забросали сверху камышом и им же застелили дно. Поужинав хлебцем и запив речной водой, легли, для тепла теснее прижавшись и накрылись тем, что у кого было. Несмотря на тревоги и тяжелые думы, уснули, как убитые». Таким он и остался в памяти многих первый день жизни на неизвестной еще осакаровской земле. Дожди со снегом, морозы, северные ветра выматывали переселенцев. Ослабевшие от непогодицы и систематического недоедания, они болели и старались не выходить на улицу. Вот как описывает будни поселенцев автор: «Зимой ямы заносило снегом, речку сковало льдом. То тут, то там из ям стали вытаскивать трупы. Умирали десятками за день. Зимой не хоронили. Так как не хватало сил долбить мерзлую землю. Трупы лежали рядом с жильем, их также заносило снегом. Бывало, в семье умирал кто-то, а похоронить его родственники не могли из-за болезни. Так и жили в яме с покойником, пока их не откапывали соседи. А то специально не сообщали коменданту, чтобы получить лишний продовольственный паек. Если умирали родители, то малышей забирали другие женщины, хотя и сами голодали или отправляли в детский дом на девятом поселке. Дети, рожденные зимой 1931-1932 годов, редко у кого выживали. К весне семьи уменьшались до половины, а то и вымирали целиком. Из 15 тысяч переселенцев в районе за год оставалось около 5 тысяч человек.

Свирепая голодная зима не пощадила ни стариков, ни молодых. Ей способствовали разгулявшиеся дизентерия, тиф, корь, скарлатина. По унесенным жизням не хватало слез. Выжившие завидовали мертвым.   В те далекие годы был создан колхоз «Новобытный», организованы полеводческие, плодоовощные, а также строительные бригады.   Жизнь потихоньку налаживалась. Строились бараки из дерна. Новую зиму спецпереселенцы встречали более или менее подготовленными. Люди сблизились, сдружились и стали помогать друг другу всем. Возле жилых домов появились огороды и каждая семья заготавливала картофель, морковь, капусту, засаливала помидоры, огурцы. Постепенно отголоском прошлого становились и голод, и холод, поголовные болезни. Сократилась смертность. В колхозе отстроили баню, в магазине появились предметы первой необходимости, мануфактура, обувь, продавали сахар, конфеты, пряники, плиточный чай. Как после дождя обновляется природа, так и после создания колхоза жизнь переселенцев стала на путь расрепощения и улучшения». В своем романе Н. Никитин, рассказывая историю своей семьи, показывает события  30-х годов периода  коллективизации, трагедию знакомых и близких людей, создает летопись спецпоселка № 8, которые аналогичны и для других спецпоселков. Большой вклад спецпереселенцы внесли в развитие сельского хозяйства нашего района. Первые сельскохозяйственные артели были образованы  в 1934 году и объединяли около 2 тысяч человек. Уже в 1935 году членами артелей было освоено более 3700 гектаров земли. Начали образовываться коллективные хозяйства (колхозы), такие, как уже упоминавшийся выше «Новобытный», «Батпак», «Передовик», имени Энгельса, имени Молотова, Ударная, Литвинская и Трудовая машинно-тракторные станции (МТС), совхозы и фермы. В 1939 году план сева зерновых был полностью выполнен, а в 1940 году на 115 тысяч гектаров были увеличены их посевные площади. В последнем мирном предвоенном  году спецпереселенческие колхозы, совхозы и МТС района участвовали во Всесоюзной сельскохозяйственной выставке. За трудовые успехи Литвинская МТС была удостоена диплома второй степени, Осакаровское опытное поле, на котором испытывалось 78 сортов различных культур, получило поощрительный приз. Ударная МТС была занесена в Книгу Почета выставки и награждена орденом «Знак Почета». Лозунгом осакаровцев с первых дней Великой Отечественной войны 1941-1945 годов стал девиз: «Все для фронта, все для победы над врагом!». В ту пору все выполняли свой долг перед Родиной, трудились на полях и фермах по-гвардейски. В 1943 году в Фонд обороны было собрано и перечислено 6 миллионов 300 тысяч рублей и отправлено 27 тысяч пудов хлеба. Колхозниками района на строительство танковой колонны «Колхозник Караганды» было внесено 2 миллиона 781 тысяча рублей. В годы войны было широко распространено социалистическое соревнование женщин-трактористок и женских тракторных бригад. В 1944 году в районе работало 7 женских комсомольско-молодежных бригад. Высоко был оценен трудовой подвиг осакаровцев в те суровые годы. Району было вручено переходящее знамя Государственного Комитета Обороны, многие колхозники из числа спецпереселенцев были награждены медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.». Спецпереселенцами, прибывшими в район, были заложены основы для создания будущих  экономически сильных совхозов. Побывав в 1946 году на полях Литвинской МТС заместитель председателя Совета народных комиссаров СССР А.И.Микоян сказал: «Да, хорошо поработали кулаки!». Более 6,5 тысяч осакаровцев-спецпереселенцев защищали Родину на фронтах Великой Отечественной. Имена 3842 из них навеки вписаны на плитах мемориалов и памятных обелисков. Сотни фронтовиков были награждены боевыми орденами и медалями. Вернувшись с войны спецпереселенцы начали налаживать послевоенную жизнь, поднимать целину. А «кулачата» старательно учились, становились специалистами с высшим образованием. «Люди, брошенные полтора десятка лет назад в казахстанские степи на выживание, в страданиях и муках, в борьбе с голодом и болезнями вновь строили свое счастье. Они, пройдя жестокие испытания, выдержали и физические перегрузки, и моральные унижения. Жившие в страшных условиях голода и холода, хуже бездомных собак, в ямах, под постоянной угрозой смерти, наказания в виде лишения несчастного пайка, они находили силы и волю, которые нельзя было ни устрашить, ни побороть. Эта сила не дала им озлобиться на незаслуженно учиненное над ними насилие. Они лишь уповали: «Бог покарает тех...». Как земля отходит от зимней стужи и в природе возобнавляется рассвет, так и к людям возвращались прежние добрые чувства» пишет автор в   «Спецпереселенцах» Любовь к Родине  – самая главная, душевная опора творческого человека и писателя Н. Никитина. Как  назидание будущим поколениям звучат в трилогии слова главных персонажей книги: «Родина не только там, где ты родился. Родина – это та земля, что тебя вскормила и вырастила. Отдельный совхоз или район – часть государства. Вот это и есть наша Родина, на то она и дана Богом,чтобы ее любить и защищать. Наша сила в крестьянине. Сама земля ничего даром не дает. Не будешь ее потом поливать, она тебе лишь бурьян родит. А когда потрудишься, то она станет тебе ближе и роднее… Уже эту, казахстанскую, мы полили своим потом и наша земля стала для нас еще дороже. Чем больше в земле нашего пота и крови, тем она и дороже нам. Вот это и есть Родина – наша, выходит, родимая сторона.Трудиться надо не ради наград, а ради жизни». Высказывая свое мнение о трилогии «Спецпереселенцы» академик А. Романщак писал: «Наше поколение живет в сложное и удивительное время. Стремительно меняется мир. Погруженные в повседневные заботы мы редко задумываемся о жизни отцов, дедов, коим обязаны своим существованием. Своими успехами и достижениями, хотим мы этого или нет, а их драматические, а порой и трагические судьбы оказывают прямое или косвенное влияние на нашу жизнь и будут влиять на судьбу потомков». Мы, коренные осакаровцы, - дети и внуки спецпереселенцев. Низкий вам поклон и вечная благодарность, наши деды, отцы и матери, живые и мертвые, за то, что выстояли в те далекие годы, не сломались и своим трудом создавали славу осакаровской земли. Несмотря ни на что, мы помним вас, мы гордимся вами, мы благодарны вам за жизнь, за науку, за воспитание.

Геннадий Головченко



© 2019 ОСАКАРОВСКАЯ ЦЕНТРАЛИЗОВАННАЯ БИБЛИОТЕЧНАЯ СИСТЕМА
© 2019 Разработка и поддержка сайта - Интернет-компания «Creatida»